«Дневник пастыря»:
человек бунтующий

Посмотрели новый фильм голливудского классика Пола Шрёдера «Дневник пастыря», попавший во все списки лучших фильмов прошлого года и номинированный в этом году на «Оскара» за лучший сценарий. Делимся впечатлениями.


Порой удивительно осознавать, что люди, взорвавшие Голливуд в 1970-х, до сих пор продолжают что-то делать. Фрэнсис Форд Коппола, давно ушедший в камерные эксперименты, недавно выпустил книгу «Живое кино», где рассказывает об открытом им методе съемки, вдохновленном сокуровским «Русским ковчегом». У Скорсезе в позапрошлом году вышло «Молчание» - ремейк одноименного фильма Масахиро Синоды про преследования иезуитов в средневековой Японии. Новая режиссерская работа Пола Шрёдера «Первая реформатская церковь», вышедшая у нас под названием «Дневник пастыря» - высказывание, тоже посвященное религии, но оно более личное, чем у Скорсезе.

Сопоставление двух мастеров неслучайно: лучшие сценарии Шрёдера экранизировал именно Скорсезе: «Таксист», «Бешеный бык», «Последнее искушение Христа». Как режиссер Пол не блещет стабильностью, хотя были и в его карьере несомненные удачи, вроде «Конвейера», «Дневного света», или байопика «Мисима: жизнь в четырех главах». В истории он останется именно как первоклассный сценарист, для которого режиссерское кресло - скорее реализованная тяга к власти.

Но забудем на миг о разделении на сценариста и режиссера, представив Пола просто рассказчиком историй. О чем они, эти истории? О людях изломанных, побитых жизнью, об одиночках, делающих решительный шаг, зачастую фатальный, в сторону добра. «Пол никогда не дружил с простыми людьми. Его привлекали невротики, страдающие комплексом вины католики, евреи и, что особенно интересно, японцы», - так лет тридцать назад отзывался о Шрёдере продюсер Говард Розенман.


Герой нового фильма Шрёдера ничем из этого ряда не выбивается. Преподобный Толлер (Итан Хоук) служит в реформатской церкви, построенной еще до обретения Америкой независимости от Англии, поэтому она еще и музей, где Толлер по совместительству экскурсовод. Жизнь у него не сахар: сына, по семейной традиции отправленного на военную службу, убили в Ираке, брак распался. Алкоголизм, чувство вины, вконец расшатанная психика, подточенное здоровье.

Толлер много размышляет, и, чтобы окончательно не спятить, решает в течение года вести дневник. Сама собой напрашивается аналогия с «Дневником сельского священника» Брессона, где молодой кюре получает приход в одном городке, но, имея проблемы со здоровьем, вдобавок сталкивается с кознями со стороны местного общества. Наш Толлер также не утратил веры, не стал циником на почве разочарований и алкоголя, или, по крайней мере, пытается себя в этом убедить. «Отчаяние пагубно, поскольку оно разжигает гордыню», - записывает он в один из дней в свою тетрадь.

Кальвинизм с его догматами тесен для Толлера ровно настолько же, насколько был тесен в юности для самого Пола Шрёдера, воспитанного в строгой религиозной семье и сделавшего в 23 года выбор в пользу кино. Его чувство вины и желание помочь несчастному человечеству в корне противоречат букве протестантизма, отрицающего свободу воли, называющего причиной всего хорошего и плохого, что происходит с человеком, бога. При этом ты должен принимать все, что происходит в мире: коррупцию, социальное неравенство, преступность. Мир несовершенен, занимайся своей жизнью, пекись о своей душе - учат отцы протестантской церкви. Эти постулаты лежат в основе американского индивидуализма.


Внутренний бунт Толлера вырвется наружу, когда к нему - скорее за психологической поддержкой - придет ярый энвайронменталист, приверженец религии для материалистов, в основе которой постулат, что человек несет полную ответственность за жизнь на Земле - перед собой и будущими поколениями. Главный грех - загрязнение окружающей среды. В отличие от Толлера, разочаровавшегося в себе, он полностью разочарован в человечестве. Одна встреча переворачивает жизнь пастыря, а быть может и окончательно толкает ее в тартарары.

Нужно не знать Пола Шрёдера, чтобы ожидать от него чудесной голливудской истории, со скоростью сапсана несущейся к хеппи-энду, или, наоборот, однозначного мрачняка. Но кажется, в этот раз, он поставит в тупик даже своих самых ярых поклонников. Широкий зритель, ожидающий определенности, конечно, останется недоволен. Но и не для него делал фильм Шрёдер, всегда плевавший на вкусы простого зрителя и часто при этом попадавший в точку.

Будучи неврастеником, Шрёдер в «Дневнике пастыря», более, чем в других работах, решает свои внутренние проблемы. Герой Хоука - его альтер-эго. При чем здесь экология? Ведь на первый взгляд абсолютно надуманное место в фильме. Уж он-то точно не хотел угодить «зеленым». Но поставь на место экологии кинематограф, сыгравший судьбоносную роль в жизни парня, который в юности метил в священники, и паззл сложится. До 17 лет Полу и его брату Леонарду запрещалось смотреть телевизор, слушать рок-н-ролл и ходить в кино. Он и заинтересовался «движущимися картинками» в первую очередь как запретным плодом. Настоящая любовь к кинематографу пришла, когда он открыл для себя так называемое «трансцендентное кино» в лице Тарковского, Дрейера, Одзу. Но снимать умиротворенные фильмы, как Одзу, он не смог. Уже первая режиссерская работа, «Конвейер» - история бунта, история рабочих, берущих свою судьбу в свои руки.


С точки зрения сценария «Дневник пастыря» - средняя работа, некоторые действия героя не мотивированы никакой логикой. Момент с поясом шахида - абсолютно надуманный. А когда Толлер обматывает себя колючей проволокой, вы, конечно, внутренне сожметесь, но все же зададите вопрос: не многовато ли пафоса?! Но нет, просто в юности режиссер любил себя так мотивировать на творчество: положит на рабочий стол терновый венец, и если сценарий не идет, наденет его себе на голову, да так, хорошенечко прижав.

При всем при том фильм номинируется на «Оскар» именно в категории «Лучший сценарий». Кажется, логичней было бы выдвинуть картину в категории «Лучшая мужская роль», потому что на плечах Хоука вывезен весь фильм. Здесь великий актер умудрился показать запредельный уровень: ему плохо, а ты вместе с ним чувствуешь боль, он вдавливает в бумагу мучительные мысли, а тебе кажется, что это ты ломаешь голову над неразрешимыми загадками бытия. Впрочем, так и есть. Предупреждаем: фильм заставляет много думать. Срежиссирован «Дневник пастыря» так, что он напоминает больше не религиозную драму, а какой-нибудь нуар, а временами и «Таксиста». Ближе к финалу есть явная отсылка к совместной работе Шрёдера с Мартином Скорсезе.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/K8DJc7e5Wgw" frameborder="0" allow="accelerometer; autoplay; encrypted-media; gyroscope; picture-in-picture" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
28.01.2019