«Лицо»: Человек-слон в польской глубинке

Польская трагикомедия «Лицо», получившая в этом году Гран-при на «Берлинале», будет показана на 40-м ММКФ, после чего выйдет в российский прокат. Нам удалось посмотреть картину заранее. Делимся впечатлениями.


Яцек (Матеуш Косьцюкевич, муж режиссера) работает на строительстве статуи Христа, любит тяжелую музыку (и вообще весь такой неформал - один на всю деревню), встречается с местной красоткой и из всех домочадцев находит взаимопонимание лишь с сестрой и отцом. Несчастный случай, произошедший с ним на стройке, делит жизнь на «до» и «после». Производственная травма изуродовала его лицо, из-за чего Яцеку сделали полную трансплантацию. Теперь для односельчан он чужак, пугало, достопримечательность. Что-то вроде Человека-слона.

Во всех своих фильмах Шумовска поднимает животрепещущие проблемы: примирение с потерей близких («33 сцены из жизни») или невозможность такового («Тело»), проституция среди студенток («Откровения»), гомосексуализм среди духовенства («Во имя…»). На этот она исследует польскую глубинку на предмет косности, лицемерия и невежества. В городке, где строят самую высокую статую Иисуса Христа в мире и где все крестятся на каждом шагу, любовью к ближнему и не пахнет.


Родная мать отчуждается от Яцека, «потерявшего лицо», и жалуется священнику на исповеди, что ее сын одержим дьяволом. Местное население, верящее в экзорцизм, само напоминает бесноватых, когда бежит на распродажу телевизоров в нижнем белье. Яцек же, и ранее державшийся обособленно, окончательно понимает, что пропасть между ним и обществом безнадежно глубока. Пройдя через предательство возлюбленной, он будто бы закаляется и начинает на все смотреть через призму иронии: «Желаете бесов из меня изгнать? Валяйте! Я вам сейчас «Изгоняющего дьяволом» закосплею. Что, детки, Франкенштейна захотели? Получите, распишитесь!

В результате самым разумным человеком в деревне оказывается Яцек. И вот мы уже наблюдаем не драму с изгоем, а 50 оттенков массового помешательства, укорененного в быт и прекрасно ладящего с традицией и медиа. Жители охотно селфятся с Яцеком, рекламщики находят в нем подходящую модель для продвижения чудодейственного лосьона для кожи, а телевизионщики, хищно прищуриваясь, расспрашивают его племянников, насколько страшен для них новоявленный Яцек.


Далее сцена из истории, не имеющая отношения к фильму, но которая вполне бы могла стать в нем прологом вместо остроумной сцены с распродажей. В начале XX века из польского зоопарка сбежал крокодил, который, двигаясь по течению одной из рек, достиг отдаленного села. Там он начал поедать кур и мелкий рогатый скот, рискнувший приблизиться к берегу. Жители, решив, что это монстр, которому следует принести жертву, побежали искать подходящую девственницу. Благо расторопные сотрудники зоопарка успели отыскать крокодила раньше, чем состоялся кровавый обряд. Звучит дико для XX века, как и опасения несостоявшейся тещи по поводу того, что искаженный облик Яцека может передаться по наследству его детям. Но факт! Новая работа Малгожаты Шумовской послужит слабым утешением для тех, кто сокрушается по поводу косности и ретроградности мышления современного русского. Похоже, что поляки могут дать нам фору в этом плане.

С другой стороны - не все поголовно свиные рыла. Если от тебя отвернулся весь мир, всегда найдется близкий человек, который не обратит внимания на несущественные для него перемены, как это сделал отец Яцека: «Ты совсем не изменился», - подразумевая, что личность - не личина, не маска, не внешний облик, а та совокупность душевных качеств, которая делает человека человеком. Найдется и тот, кто будет готов за тебя воевать со всем миром, если того потребуют обстоятельства, как поступила сестра Яцека (Агнешка Подсядлик): «Твоя девушка разлюбила тебя, это понятно - у тебя лицо как каша, но я твоя сестра и я тебя люблю! И я тебе помогу вернуть её».


Если посмотреть шире, то «Лицо» - фильм о власти привычного, будь то внешность, традиции, шаблоны мышления, диктат общепринятого, суеверия или привычки. Привычно нарушать заповеди Христа и каяться священнику в сущих безделицах, не подвергать критике собственное поведение и упрекать родственника в том, что он слишком хмуро смотрится в эфире, в том самом «ящике», где вам полагается просто умирать от счастья, если вас туда пригласили. Гордиться самой большой статуей Христа в мире, одновременно где-то в глубине души сохраняя готовность принести девственницу в жертву крокодилу, если подвернется случай.

<iframe width="740" height="416" src="https://www.youtube.com/embed/io64aDJh3-U?showinfo=0" frameborder="0" allow="autoplay; encrypted-media" allowfullscreen=""></iframe>


Ярослав Солонин
25.04.2018