«Мейерхольд и художники. Пространство игры»: «Зрителю нужна красота»

В Выставочном зале на Кирова, 8 в рамках Платоновфеста продолжает работать выставка «Мейерхольд и художники. Пространство игры».


Всеволод Эмильевич Мейерхольд - русский советский театральный режиссер, актер и педагог. Теоретик и практик театрального гротеска, автор программы «Театральный Октябрь» и создатель актерской системы, получившей название «биомеханика». Народный артист РСФСР (1923). Среди новшеств, введенных Мейерхольдом - концепция условного театра. Эта концепция позволяла сломать типичные представления о том, как должна выглядеть театральная сцена: театральное пространство демократизировалось, граница между сценой и залом стиралась.

Мейерхольд обрисовывал концепцию условного театра следующим образом: «Условный театр таков, что зритель ни одной минуты не забывает, что перед ним актер, который играет, а актер - что перед ним зрительный зал, под ногами сцена, а по бокам - декорации. Как с картиной: глядя на нее, ни на минуту не забываешь, что это краски, полотно, кисть, а вместе с тем получаешь высшее и просветленное чувство жизни. И даже часто так: чем больше картина, тем сильнее чувство жизни».


Выставка «Мейерхольд и художники. Пространство игры» - это попытка проследить взаимодействие режиссерского метода Мейерхольда и сценографического пространства, созданного художниками для его спектаклей. Синтетическое по природе искусство театра вооружает режиссера широким спектром средств для реализации его творческих замыслов. Однако Мейерхольд в своих спектаклях первостепенное место и особую роль всегда отводил художнику. По мнению режиссера, разработанное художником-сценографом пространственное решение спектакля создавало благоприятную среду для раскрытия возможностей актера и диктовало способ его существования в спектакле.


В экспозицию вошли более 200 эскизов декораций и костюмов, макетов, фотографий, чертежей и реконструкций костюмов из фондов Театрального музея им. А. А. Бахрушина (Москва) и Музея русского театра при Александринском театре (Санкт-Петербург). На выставке представлены работы Николая Сапунова, Сергея Судейкина, Николая Ульянова, Александра Головина, Любови Поповой, Варвары Степановой, Кукрыниксов, Александра Родченко и других выдающихся художников, работавших с Всеволодом Мейерхольдом.


Наталья Макерова, заведующая музеем-квартирой Всеволода Мейерхольда, рассказала «Афише+» o театре Мейерхольда.

- Как у Мейерхольда выстраивался процесс взаимодействия между сценой и публикой?

- Мейерхольд считал, что театр состоит из трех важных составляющих - актер, спектакль и зритель. Использовались приемы, которые работали на вовлечение зрителей, на взаимодействие. Например, в некоторых спектаклях - включенный в зале во время действия свет. Получался своего рода интерактив. Мейерхольд не считал провалом, если публика в зале раскалывалась надвое: одни свистели от удовольствия, хлопали, а другие голосовали ногами, уходили, он считал, что так и должно быть. Неравнодушие - это самое главное, значит ты чем-то зацепил.

Если говорить о союзе Мейерхольда с художником Головиным, то когда они ставили «Орфея» в Мариинке, поднялся занавес и публика была просто в восторге, начала бешено аплодировать еще до начала действия. Головин считал это своим провалом. Он полагал, что в театре никто не имеет права перевешивать.

Мейерхольд работал с публикой и просчитывал ее реакцию. В каком месте, на какой реплике, на каком действии зритель должен засмеяться, или замереть, или заплакать.

При его театре была создана научно-исследовательская лаборатория (НИЛ), которую возглавлял его ученик Леонид Викторович Варпаховский, человек с высшим музыкальным образованием. Была поставлена задача записать спектакль как партитуру. Мейерхольд открыл принцип построения спектакля по законам симфонической формы. Перед лабораторией была поставлена задача записать спектакль, чтобы можно было через 100 лет открыть «партитуру» и заново его поставить. Кто-то запечатлевал рисунок мизансцены, кто-то записывал в каком месте звучит музыка, а еще несколько человек фиксировали реакцию публики.


- Что изменилось после революции?

- В первые революционные годы он создает спектакли-митинги, в театр приходит новая публика, никогда ранее не бывавшая в театре. Была крайне демократичная обстановка: зрители сидели, разговаривали, курили махорку. И Мейерхольд ставит для новой публики на понятном им языке. Однако он никогда не снижал планку, а просто выбирал темы, которые зрителю интересны.

Даже в сложное политическое время спектакль «Маскарад» с 1917 года продержался до 1941-го. Зрителю нужна красота. Не красивость, а настоящая красота. Тоска по этому существует.

А когда шла «Дама с камелиями», у входа дежурила карета скорой помощи, особо чувствительных дам увозили по скорой - рыдали, в обмороки падали. А над чем рыдали эти комсомолки в красных косынках? Над судьбой куртизанки. Ничто человеческое никому не чуждо.

- Человеку хочется проводить аналогии между искусством и своей жизнью.

- Конечно. Зритель видит на сцене не французскую куртизанку, а судьбу несчастной женщины, которая жертвует собой, своей любовью. В 1934 году это был просто вызов советской действительности. Это вечная тема.


- В сложной политической обстановке вечные темы становятся еще более актуальны.

- Да. Когда в 1928 году Мейерхольду разрешили выехать за рубеж, в Берлине состоялась его встреча с Михаилом Чеховым. Чехов ему предлагал остаться, не возвращаться. На что Мейерхольд сказал: «Я вернусь из честности». Он прекрасно понимал, что его может ожидать.

Как Мейерхольд решает первую сцену «Ревизора»? Городничий собирает всех глубоко ночью. Публика считывала на раз, потому что все знали: Сталин работает ночью. Это была прямая аллюзия на современность. Уже в 1926 году Мейерхольд понимал, что такое этот режим. Своим прочтением этой пьесы, своей концепцией, смыслом он на много лет опередил время.

- Существуют ли сегодня подобные режиссеры?

- Есть очень хорошие режиссеры, но нет нового в прочтении классики. Нет новых пьес, нет драматургов, которые могли бы осмыслить современность. Не так давно появился театральный жанр «вербатим» (спектакли театра вербатим полностью состоят из реальных монологов или диалогов обычных людей - прим. ред.). Если нет новых хороших пьес, то пусть со сцены говорят зрители.

- Что вы можете сказать о современной сценографии?

- Сейчас страшный репертуарный голод. В итоге молодое поколение сценографов увлекается компьютерными визуальными спецэффектами и забывает, ради чего все делается. Но спецэффекты - это же всего-навсего средство, которое должно работать на идею.


Выставка работает с 3 по 27 июня.
График работы: 10.00 -19.00
Вход свободный.
6+



Ника Злобина
Фотографии Евгении Небольсиной
06.06.2017