Клара-Джуми Кан:
Брамс был бы доволен

7 июня в Воронежской филармонии в рамках VII Платоновского фестиваля в сопровождении Воронежского академического симфонического оркестра выступила скрипачка Клара-Джуми Кан, представляющая фактически две страны - Германию и Южную Корею. В ее исполнении прозвучал Концерт Иоганнеса Брамса для скрипки с оркестром.


Как музыкант Клара представляет еще и нашу, российскую исполнительскую школу: в детстве она обучалась в Любеке у Захара Нухимовича Брона, чьи юные ученики Вадим Репин и Максим Венгеров в 1980-е годы потрясали своим мастерством как отечественных, так и зарубежных слушателей. Клара признается, что ей очень повезло попасть в ученики к Брону, что она постаралась взять от него все, что возможно, и до сих пор пользуется тем, что он ей дал.

У музыканта детство часто проходит скомканно: пока другие дети гоняют мячик или развлекаются на дискотеках, юный скрипач или пианист лишь с завистью поглядывает на них в окно, лишь на часок-другой присоединяясь к ним. У Клары не было таких проблем: родители - музыканты, друзья родителей - музыканты, сверстники, с которыми она общалась, также обучались музыке. Музыка с самого детства окружала ее со всех сторон, и это слышно в ее игре. Для нее играть на скрипке столь же естественно, как дышать, ее не смущают ни технические, ни художественные сложности произведения.

- Мы часто шутим, что музыканту платят не за выступление, а за его ожидание. На самом деле длительные перелеты, связанные с ними сбои в режиме, волнение перед концертом - это для меня гораздо более серьезное испытание. А сами по себе выступления и репетиции для меня - это то, за что музыканту платить и не обязательно, - улыбается Клара.


С российским зрителем Клара знакома не понаслышке. В 2015 году она стала лауреатом на Международном конкурсе имени Чайковского, приезжала в нашу страну на фестивали и концерты.

- Российского слушателя отличает музыкальная эрудиция, интеллект. Но главное - открытость, с которой воспринимается музыка. Это дает музыканту пространство для максимальной самореализации. Публика здесь берет столько, сколько ты можешь дать. И это дает возможность мне как музыканту дать гораздо больше вне зависимости от того, насколько я себя чувствую уставшей, насколько после перелета сдвинулись мои биологические часы. Я чувствую, что могу быть открытой и давать максимум.


И это тот случай, когда безо всякой политкорректности хочется согласиться: она действительно дает максимум. Причем речь даже не о максимуме ее возможностей, а о том содержании, что композитор, в данном случае Брамс, заложил в свою музыку. Возникло ощущение, что Клара целиком и полностью выполняет его волю, идеально справляясь со всеми задачами, которые он поставил исполнителю. Есть все основания полагать, что Брамса бы ее исполнение весьма порадовало.

А давать этот максимум ей помогает замечательный инструмент, созданный в 1708 году Антонио Страдивари. Скрипка «Экс-Штраус» была передана Кларе во временное пользование Культурным фондом «Самсунг». Хочется выразить отдельную благодарность Платоновскому фестивалю за возможность слышать не только замечательную музыку и музыкантов, но и удивительные инструменты, созданные великими мастерами.


Во втором отделении концерта Воронежский академический симфонический оркестр исполнил Симфоническую поэму «Орфей» Ференца Листа и музыку из балета «Чудесный мандарин» Белы Бартока. Оба сочинения прозвучали весьма убедительно и значительно, под стать общему уровню Платоновского фестиваля.



Кирилл Радин
Фотографии Евгении Небольсиной
08.06.2017