«Гравитация» Антона Батагова и Полины Осетинской: максимальный минимализм

3 июня в филармонии выступили Антон Батагов и Полина Осетинская. Они представили зрителям Платоновского фестиваля программу «Гравитация».


Пианист и композитор Антон Батагов известен как проповедник минимализма в музыке. Некогда тиражировавшиеся слова Бетховена о том, что «музыка должна высекать огонь из души человеческой» - это абсолютно не о нем. Медитация, созерцание, бесконечное повторение одного и того же музыкального оборота, такта, мотива - желающий войти в транс с помощью музыки Батагова скорее всего это сделает и будет доволен. Духовной основой сочинений Батагова в последние два десятилетия является буддийская философия и практика. К слову, даже в логотипе Платоновского фестиваля он первым делом увидел иероглиф.

Обладатель спецприза на Международном конкурсе им. Чайковского (1986), Батагов стал первым в нашей стране исполнять музыку американских минималистов - Филипа Гласса, Стива Райха, Джона Кейджа - а позже стал писать в их манере. Батагов - автор музыки к ряду кинофильмов, в том числе к пяти картинам Ивана Дыховичного. Он также является создателем музыкального оформления крупнейших российских телеканалов - «Культура» (2002−2012), НТВ (1997−1998), «Россия» (1998−2000) и других.

Полина Осетинская стала знаменитой еще в советское время. Восьмилетняя девочка-вундеркинд сначала поражала публику своей не по годам зрелой игрой на фортепиано, а в тринадцатилетнем возрасте поразила побегом из дома и рассказом о деспотизме собственного отца, который всячески отрицал природную одаренность дочери, настаивая, что ее успехи - исключительно заслуга разработанного им метода обучения. На сегодняшний день Полина Осетинская ведет активную концертную жизнь, востребована российской и зарубежной публикой.


На пресс-конференцию, предварявшую концерт, Антон Батагов прибыл один и в шутку представился Полиной, в то время как настоящая Полина прибыла в Воронеж за несколько часов до того и приходила в себя после тяжелого перелета. Первым делом Батагов сделал реверанс в сторону организаторов Платоновского фестиваля, восхитился премьерой «Родины электричества» и отметил, что наш фестиваль можно смело ставить в один ряд с Дягилевским, на котором он выступал уже шесть раз.

Концертную программу «Гравитация» музыканты называют экспериментальной, поэтому предупредили заранее, что понимают эту музыку не все. Для более полного погружения слушателя в атмосферу музыки она исполняется в почти полной темноте - горят лишь лампы над двумя клавиатурами роялей, да таблички «выход» над дверями, ведущими в фойе. Первой прозвучала пьеса Батагова «Последний алхимик». Перед глазами возникла картинка с маленьким водопадом на лесной речке. Полюбоваться бы, да пойти дальше. Но нет, композитор не пускает. Сиди, медитируй - говорит. Движения не будет. Минимализм подразумевает статичность.


Этой статичностью был пропитан весь концерт, в том числе и музыка Перселла, и Дебюсси, не говоря уже о минималистах Глассе и Лэнге. Конечно, это вызывало определенный протест, но право на трактовку у музыканта никто не в силах отнять. В то же время не покидало ощущение, что программа элементарно не доделана, а исполнение заглавной пьесы программы - «Гравитации» Лэнга - вообще произвело впечатление читки с листа: какая-то неуверенность, разобщенность… Не убедило и «Болеро» Равеля в авторской транскрипции для двух фортепиано, по сравнению с привычной оркестровой версией звучавшее разреженно и бедновато.

Не обессудьте. Музыкант, как мы уже говорили, имеет право на трактовку, но слушатель имеет право на мнение. Тем более, что мнений этих - по числу кресел в зале филармонии, и многие из них совпали в своем восторге, выразившемся в овациях и дружном вставании.



Кирилл Радин
Фотографии Андрея Парфенова
05.06.2017