Концерт Александра Маноцкова: медитативный кураж

Песни на стихи Осипа Мандельштама, Александра Введенского, а также цикл песен на стихи украинских поэтов разных эпох прозвучали на концерте Александра Маноцкова и Courage Quartet, ставшем одним из самых заметных событий «Мандельштамфеста».


9 декабря в Камерном театре выступили петербургский композитор и исполнитель Александр Маноцков и струнный Courage Quartet. Этот концерт стал одним из наиболее ожидаемых событий фестиваля поэтического искусства «Мандельштамфест».

Маноцков - мастер весьма широкого профиля. Он известен и как театральный композитор, и как автор музыки к фильмам, среди которых «Изображая жертву» (реж. К. Серебренников), к сериалам. Среди его сочинений - симфоническая, камерная, инструментальная, духовная музыка, кантаты, оратории, оперы, хоры. Также он пишет песни на стихи самых разных поэтов и на свои собственные. Концертная программа «Псалми i танцi», которую музыканты представили зрителям «Мандельштамфеста», представляет собой как раз цикл песен на стихи украинских поэтов разных эпох.


Александр Маноцков и Courage Quartet настолько плотно сотрудничают, что их в каком-то смысле уже можно рассматривать как единое целое. Запись пластинок, поездки, проекты - совместное творчество Маноцкова и квартета имеет довольно богатую историю. Музыканты - профессионалы высшей пробы. Трое из четверых участников - выпускники Московской государственной консерватории. В Воронеже квартет проявил себя с самой лучшей стороны - как в индивидуальном плане, так и в ансамблевом отношении.

И этот квартет нуждается в дирижере? Да-да, Маноцков не только пел, но и дирижировал квартетом! Зачем? Посмеем предположить, что не столько для квартета, сколько для самого себя или для того, чтобы дать действу какую-то чисто визуальную динамику. Потому что динамики музыкальной было, прямо скажем, не шибко много. Большинство материала исполнялось в одном и том же среднем нюансе, лишь изредка музыканты уходили в более тихий, затаенный звук. И никаких страстей, никаких кричащих кульминаций. Этакий динамический минимализм, конечно, мог быть вызван тем, что Маноцков, как говорят, пел простуженным, но в эту версию верится слабо. Настоящий художник, каковым Маноцков, несомненно, является, никогда не станет беречь себя на сцене.


Минимализм, впрочем, был не только динамический. Ритмический рисунок вокальной партии в песнях Маноцкова крайне незамысловат: композитор не пользуется своим преимуществом перед чтецом и исполняет стихотворные строки абсолютно в той же ритмике, в какой это делал бы чтец. Справедливости ради надо сказать, что среди этого ритмического единообразия есть по меньшей мере три пышных оазиса - один из псалмов на стихи Тараса Шевченко, припев которого Маноцкову с удовольствием подпевал зал, песня на стихи Богдана-Игоря Антонича и замечательная композиция в народном духе на стихи Леси Украинки о крымской татарочке.

У «Псалмов и танцев», которые исполняются на украинском языке, было русскоязычное обрамление. В начале музыканты исполнили три песни на стихи Мандельштама, одну из которых Маноцков написал перед «Мандельштамфестом-2015». Две других - совсем свежие, и написаны для фестиваля этого года. «К следующему „Мандельштамфесту“ поймем, арифметическая это прогрессия или геометрическая», - пошутил композитор. В конце прозвучали песня на стихи Александра Введенского «Прощайте, темные деревья» и песня «Волку», текст которой Маноцков написал сам.


Что касается композиторского почерка, то музыка Маноцкова - гармонии, мелодика - напомнила творчество Геннадия Гладкова, особенно его лирическую сторону. Это очень интересная, «вкусная» и красивая музыка, только если Гладков в своей лирике способен дать слушателю самый широкий спектр эмоций, то Маноцков в этом плане держит его на голодном пайке. Мозг, который удивляется едва ли не каждому гармоническому ходу, испытывает удовольствие, но при этом по телу не бежит ни единой мурашки. Музыка минималистов, как правило, имеет целью ввести публику в состояние, близкое к медитации. Маноцков же, как показалось, рисует своей музыкой не какой-то событийный ряд, а некое состояние. И эти состояния во многих песнях очень похожи между собой.

Перед тем, как попрощаться с публикой, Маноцков вспомнил о своем соратнике и единомышленнике режиссере Кирилле Серебренникове. В тот же вечер в Москве состоялась мировая премьера балета «Нуреев», поставленного им в Большом театре, но режиссер, находящийся под домашним арестом, не смог присутствовать на ней. Маноцков выразил уверенность в том, что обвинения, предъявляемые Серебренникову и Малобродскому, несправедливы: «Я надеюсь, все собравшиеся здесь понимают, что эти люди абсолютно чисты, и обвинения против них бессмысленны. Во всяком случае, я как человек, имеющий прямое отношение ко всем этим событиям, обещаю вам, что это так».



Кирилл Радин
Фотографии предоставлены организаторами «Мандельштамфеста»
13.12.2017